Рак инструмент познания феномена жизни… реконструкция (часть 3)

Молекулярная  биология  является завершающим этапом того направления в изучении живых объектов, которое обозначается как "редукционизм", т. е. стремление свести сложные жизненные функции к явлениям, протекающим на уровне молекул и потому доступным изучению методами физики и химии. Достигнутые молекулярной биологией успехи свидетельствуют об эффективности такого подхода. Вместе с тем необходимо учитывать, что в естественных условиях в клетке, ткани, органе и целом организме мы имеем дело с системами возрастающей степени усложнённости. Такие системы образуются из компонентов более низкого уровня путём их закономерной интеграции в целостности, приобретающие структурную и функциональную организацию и обладающие новыми свойствами. Поэтому по мере детализации познаний о закономерностях, доступных раскрытию на молекулярном и примыкающих уровнях, перед молекулярной биологией  встают задачи познания механизмов интеграции как линии дальнейшего развития в изучении явлений жизни. Отправной точкой здесь служит исследование сил межмолекулярных взаимодействий - водородных связей, ван-дер-ваальсовых, электростатических сил и т. д. Своей совокупностью и пространственным расположением они образуют то, что может быть обозначено как "интегративная информация". Её следует рассматривать как одну из главных частей уже упоминавшегося потока информации. В области молекулярной биологии примерами интеграции могут служить явления самосборки сложных образований из смеси их составных частей. Сюда относятся, например, образование многокомпонентных белков из их субъединиц(фолдинг протеинов), образование вирусов из их составных частей - белков и нуклеиновой кислоты, восстановление исходной структуры рибосом после разделения их белковых и нуклеиновых компонентов и т. д. Изучение этих явлений непосредственно связано с познанием основных феноменов "узнавания" молекул биополимеров. Речь идёт о том, чтобы выяснить, какие сочетания аминокислот - в молекулах белков или нуклеотидов - в нуклеиновых кислотахтах взаимодействуют между собой при процессах ассоциации индивидуальных молекул с образованием комплексов строго специфичного, наперёд заданного состава и строения. Сюда относятся процессы образования сложных белков из их субъединиц; далее, избирательное взаимовоздействие между молекулами нуклеиновых кислот, например транспортными и матричными (в этом случае существенно расширило наши сведения раскрытие генетического кода); наконец, это образование многих типов структур (напр., рибосом, вирусов, хромосом), в которых участвуют и белки, и нуклеиновые кислоты. Раскрытие соответствующих закономерностей, познание "языка", лежащего в основе указанных взаимодействий, составляет одну из важнейших областей молекулярной биологии ещё ожидающую своей разработки. Эту область рассматривают как принадлежащую к числу фундаментальных проблем для всей биосферы. Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что «алфавит» пространственной  укладки всех элементов живого вещества закодирован в архетипах сакральной  и фрактальной геометрии. Истоки же самой информации уходят в пространство и числовое поле,  которое и реализует золотое сечение и гармонию. Теперь зададим один из главных вопросов, буквально изматывающего  биологию и медицину. В какой части живого вещества происходит поломка,  после чего происходит малигнизация? Если обратить непредвзятый взгляд только на морфологию злокачественных клеток и опухоли то можно найти те закономерности которые невозможно обнаружить, изучая молекулярную биологию.  Критерии цитологической диагностики зло­качественных новообразований основываются пре­жде всего на морфологии клетки и особенно ядра. Вот основные отличия,  которые позволяют цитологам,   в отличие от других  исследователей,  со сто процентной достоверностью отличать злокачественные клетки от нормальных.

Клетка

•  Увеличена в размерах, иногда гигантская, редко близка к норме.

•  Изменение формы и полиморфизм клеточных элементов.
•  Нарушение соотношения ядра и цитоплазмы в сторону увеличения доли ядра.
•  Диссоциация степени зрелости ядра и цитоплазмы.  

Ядро

•  Увеличение размера.
•  Полиморфизм.
•  Бугристость.
•  Неравномерный рисунок хроматина.
 • Наиболее постоянный признак — неров­ность контуров.
•  Гиперхромия.
•  Фигуры клеточного деления в цитологиче­ских препаратах сравнительно редки.

Ядрышко

• Число ядрышек больше, чем в неизменен­ной клетке.
• Ядрышки увеличены в размерах или непра­вильной формы.

В подавляющем большинстве клеток присут­ствуют критерии злокачественности, однако в не­которых клетках рака эти критерии могут отсутст­вовать или выражены не в полном объеме. Необ­ходимо обращать внимание на особенности вза­имного расположения клеток, характер межкле­точных связей. При анализе этих особенностей бросается в глаза следующая закономерность.  Нарушения по степени частоты идут в такой последовательности. Самые выраженные и статистически достоверные  изменения происходят в ядре, потом в клетке в целом, и в последнюю очередь в ядрышке. Но везде присутствует изменение соотношения  клеточных элементов,  их размера, неравномерность, неровность, не правильность форм (бугристость), неравномерность рисунка, изменение цвета. Следовательно,  налицо потеря  интеграции,  причем интеграции явно кристаллического генеза.

img_019

Рис 6. Митоз бессмертной клетки HeLa.

Деление клеток HeLa под микроскопом.     Клетки HeLa называют "бессмертными", они способны делиться бесконечное число раз. Существующая по сей день популяция клеток HeLa унаследована от образцов ткани, извлеченной у Генриетты Лакс. Эти клетки пролиферируют   необычайно быстро, даже в сравнении с другими раковыми клетками. Иногда эти клетки заражают культуры других клеток. Если мы вернемся на несколько миллиардов лет назад, то  там  можно поискать истоки  неуправляемости и невероятно быстрого роста   раковых клеток.  Стэнли Миллер в своих знаменитых опытах по абиогенному синтезу смешал водород, метан, аммиак и водяные пары, потом пропускал нагретую смесь через электрические разряды и охлаждал. Через неделю в колбе образовалась коричневая жидкость, содержащая семь аминокислот, и в том числе глицин, аланин и аспарагиновую кислоту, входящие в состав клеточных белков. Эксперимент Миллера показал, как могла образоваться предбиологическая органика — вещества, которые участвуют в синтезе более сложных компонентов клетки. Однако абиогенный синтез аминокислот идет только в восстановительных условиях, вот почему Опарин полагал атмосферу ранней Земли метаново-аммиачной. Но геологи не согласны с таким выводом. В клетке полимеры производятся постоянно с помощью сложных матричных химических реакций. Чтобы получить белок, у одной аминокислоты нужно отсоединить гидроксильную группу OH с одного конца и атом водорода с другого, и только после этого «приклеить» следующую аминокислоту. Нетрудно видеть, что в этом процессе образуется вода, причем снова и снова. Освобождение от воды, дегидратация, — очень древний процесс, ключевой для зарождения жизни. Как он происходил, когда еще не было клетки с ее фабрикой по производству белков? Возникает проблема и с теплым мелким прудом — колыбелью живых систем. Ведь при полимеризации вода должна удаляться, но это невозможно, если ее полно вокруг.  Возникает такое ощущение, что биологи как будто не знают, что живое вещество само по себе является фабрикой по производству молекул воды. Но воды структурно иной в отличие от  обычной внешней воды.  Более злободневную  проблему полимеризации в водной среде решили таким образом.  Попадая между слоями глинистых частиц, органические молекулы взаимодействовали с ними, перенимали способ хранения информации и роста, можно сказать, обучались. Какое-то время минералы и протожизнь мирно сосуществовали, но вскоре произошел разрыв, или генетический захват, по Кернс-Смиту, после чего жизнь покинула минеральный дом и начала свое собственное развитие. Однако это все же экзотическая гипотеза.  Предживую жизнь ни как не отождествляют с позиции геометрии и хиральности она как бы подразумевается и все.  Все  старательно обходят  гемиэдрию, как могут. А ведь именно она явилась первоосновой жизни.   Видимо все обстояло гораздо проще и в то же время драматичнее.  В черных сланцах Западной Австралии возрастом 3,5 миллиарда лет сохранились остатки самых древних организмов, когда-либо обнаруженных на Земле. А что было раньше? Ответа нет…  Видимые лишь под микроскопом шарики и волоконца принадлежат прокариотам — микробам, в клетке которых еще нет ядра,  и спираль ДНК уложена прямо в цитоплазме. Шопф насчитал шесть признаков, по которым подозрительные объекты в черных сланцах следует считать живыми.

Вот эти признаки: 
1. Ископаемые сложены органической материей 
2. У них сложное строение — волоконца состоят из клеток разной формы: цилиндров, коробочек, дисков 
3. Объектов много — всего 200 ископаемых включают в себя 1 900 клеток 
4. Объекты похожи друг на друга, как современные представители одной популяции 
5. Это были организмы, хорошо приспособленные к условиям ранней Земли. Они обитали на дне моря, защищенные от ультрафиолета толстым слоем воды и слизи 
6. Объекты размножались как современные бактерии, о чем говорят находки клеток в стадии деления.

Обнаружение столь древних цианобактерий означает, что почти 3,5 миллиарда лет назад существовали организмы, которые потребляли углекислый газ и производили кислород, умели скрываться от солнечной радиации и восстанавливаться после ранений, как это делают современные виды. Биосфера уже начала складываться. Для науки в этом кроется пикантный момент. Как признается Уильям Шопф, в столь почтенных породах он бы предпочел найти более примитивные создания. Ведь находка древнейших цианобактерий отодвигает начало жизни на период, стертый из геологической истории навсегда, вряд ли геологи когда-либо смогут его обнаружить и прочесть. Вот именно здесь кроется момент истины!  Во многом из-за отсутствия геологических свидетельств тайна происхождения жизни остается нераскрытой.  Но принцип подобия упрямо и настойчиво говорит, жизнь или преджизнь,   появилась,  из  воды, нанокристаллов и аминокислот. Ее следы попросту пока не нашли. Но смоделировать,  как она возникла,  вполне можно. Для этого необходимо взять нанокристаллы с пятой осью симметрии (или кубические ), смешать с  правыми и левыми аминокислотами и правыми и левыми сахарами, залить это ненасыщенными жирными кислотами, добавить воды,  тщательно перемешать и периодически подогревать и охлаждать, имитируя день и ночь на планете.  В колбе естественно должна быть соответствующая атмосфера ранней Земли и облучение ультрафиолетовыми лучами. После этого колбу снять, выпарить воду и после этого провести исследования  осадка на предмет  поляризации, кластеризации, мембранообразования и т.д. Как мы видим,  ДНК и РНК ни кто не добавлял. Однако можно с уверенностью предсказать, что мы увидим  материальную преджизнь,  во всей ее красе.   Мы увидим, что  «кластеры» на основе кубических  нанокристаллов  покроются «инеем» из  правых аминокислот, и  правых же сахаров, будут раздробленными,  а на основе квазикристаллов с пятой осью симметрии,  захватят пространственные антиподы,  и будут группироваться в колонии.  Если мы отделим образовавшийся полимер и добавим туда ДНК или РНК, а после этого выпарим воду, то мы увидим «клетки-домены»с «ядром»,  где будет собраны молекулы РНК и ДНК.    Молекулы  же ДНК  и РНК самоорганизовались на правых «плоскостях» нанокристаллов. Белки берут свое начало на левых ее гранях.   Новомодный мир РНК — почти живой, до полного оживления ему остается всего один шаг — произвести клетку. Клетка отделена от окружающей среды прочной мембраной, значит, следующий этап эволюции мира РНК — заключение колоний, где молекулы связаны между собой родством, в жировую оболочку. Такая протоклетка могла получиться случайно, но, чтобы стать полноценной живой клеткой, мембрана должна была воспроизводиться от поколения к поколению. С помощью искусственного отбора в колонии можно вывести РНК, которая отвечает за рост мембраны, но произошло ли это на самом деле?  Впрочем, создать живую клетку в пробирке пока не удалось.  Нам это сделать намного проще.  Как я уже писал,  в процессе конденсации  полимеров  на адгезивной  поверхности происходит самоорганизация  «прямоугольников-клеток»  с расположенным в центре «овалом-ядром».   В динамике при испарении воды,  эти прямоугольники делятся пополам.   Овал подвергается точно такому же делению.  Молекулами ДНК и РНК здесь не  «пахнет»  вообще.   Это мир белков…  Как известно, избирательная каталитическая активность — одно из основных свойств, присущих живым системам. В современных клетках эту функцию выполняют только белки. Возможно, эта способность перешла к ним со временем, а когда-то этим  возможно занималась РНК, но перед РНК были нанокристаллы с определенной осью симметрии. Вот  где  надо искать истоки жизни и  природу  рака. Они кроются  в  сакральной геометрической  составляющей  предживого вещества.  Очень символично, что именно сюрреалист Сальвадор Дали  сделал  рисунок, символизирующий проблему хиральности в живых системах. Два кристалла растут из сочащейся лужи в виде перевернутых песочных часов, что намекает на конечное время эволюции. Слева сидит женская фигура, справа стоит мужчина и держит крыло бабочки, между кристаллами вьется червячок ДНК.  Надо заметить, что он точно зафиксировал основные вехи эволюции, особенно  оторванное  крыло бабочки… Это  крыло, подобное раздавленной бабочке Орруэла,  знаменует последствия   уничтожения   экосистемы  Земли.   Катастрофический рост  заболеваемостью   раком    манифестирует  о вандализме   человека против живой природы. Почему отмечается катастрофический рост раковой патологии? Только по одной причине! Живая материя накопила в себе предельную концентрацию ксенобиотиков, которые и «сбили» миллионами лет сложившийся фолдинг протеинов. Теперь надо ожидать взрыва раковой патологии и не только у людей,  но и у всех эукариотов,  даже у одноклеточных… Мутации вирусов и бактерий в последние десятилетия говорят о том, что этот процесс необратим…  Рак, это,  прежде всего,  нарушенный процесс деления (дихотомии), и уже  во вторую и третью очередь его  патогенез  связан с  онтогенетической проблемой,  молекулярной биологией и биохимией.  Не исключено, что  и самые малые отклонения в  составе  атмосферы, восстановление ее древних «черт»,   могут быть причиной его быстрого роста среди населения Земли.  Его ретроградность на уровне морфологии видна каждому. Рак это своего рода атавизм на уровне геометрии и структуры живой материи. Это возврат Жизни к нанокристаллическому состоянию, но в условиях мягких биологических тканей.  Напомню что такое атавизм. Атавизм – это появление у организма признаков, которые отсутствуют у его родичей и их ближайших предков, но когда-то наличествовали у их дальних предшественников. Среди примеров атавизма у человека – «волосатые люди», появление хвостовидного придатка, полимастия – появление дополнительных грудных желез, образование шейной фистулы, напоминающей жаберную щель предков млекопитающих – рыб и амфибий. Кстати хромосомный набор больного раком и хромосомный набор его же злокачественной опухоли не идентины! Что лишний раз показывает на ретроэволюционность рака… 
 Атавизм объясняется тем, что гены, ответственные за какой-либо признак, сохраняются, но их действие блокируется другими генами, появившимися в процессе эволюции. «Разблокировка» гена приводит к появлению признака, утраченного в ряду поколений. Следовательно,  в патогенезе рака,   мутационная компонента имеет место быть. Поэтому причины возникновения жизни и  природу рака,  прежде всего надо искать в проблемах связанных с геометрией и кристаллографией, и  в  последнюю очередь  в генетике.   Только за одно это,   мы просто обязаны поднять на щит проблемы геометризма!   Ибо только геометрия способна связывать все части мироздания и  сохранять живые существа длительное время.  «Как вверху, так и внизу» — утверждала знаменитая «Изумрудная скрижаль» Гермеса Трисмегиста, считающаяся основным произведением философии герметизма. Это загадочное изречение содержит в себе целое философское учение, согласно которому природа человека аналогична природе всего Космоса и состоит из тех же видов материи и энергии, которые наполняют мироздание.

Итак, подтвердим еще раз теоретические выкладки научными фактами.  Анизотропия пространства и кристаллов это реальность.  Что же такое анизотропия живых тканей и изотропия раковых тканей? Вот данные из лабораторий проливающие свет на то, что биологические ткани – это анизотропне структуры.

Анизотропия нормальных тканей и изотропия патологически измененных тканей - это уже данность. Укладка клеток в тканях соответственно сингониям-  так же аксиома. 

Каким способом можно определить степень анизотропии и фрактальность биологических тканей?  По состоянию   поляризации многократно рассеянного света в условиях пространственной диффузии фотонов, когда угловой спектр излучения практически изотропен, либо при мало-угловом рассеянии в средах с крупномасштабными неоднородностями. 

Как мы уже знаем,   различные биоткани содержит двулучепреломляющие структуры.

Для костной ткани - это минерализированные пучки (кристаллы гидроксиапатита), для

мышечной - миозиновые, для кожи – коллагеновые пучки. Для мышечной ткани

плотность упаковки пучков в мультифрактале выше, чем в косной ткани, и миозиновые

волокна в них обладают меньшей величиной двулучепреломления. Наличие

преимущественной ориентации коллагеновых волокон в различных участках роговой

оболочки приводит к появлению дихроизма формы. Ориентационная структура

коллагеновых пучков дермы кожи чрезвычайно разнообразна даже для небольших

геометрических толщин гистологического среза.

Анизотропные оптические свойства большинства биотканей можно легко

объяснить ее строением.   Обычно биологическая ткань состоит из коллагеновых,

эластиновых, ретикулярных волокон, а также из основного вещества и воды(авт) Характерным компонентом структуры фиброзных тканей являются коллагеновые волокна. Коллагеновые волокна входят в состав разных видов соединительной ткани и определяют их прочность на разрыв.  Коллагеновые волокна состоят из пучков параллельно расположенных фибрилл толщиной в среднем 50—100 нм, связанных между собой гликозаминогликанами и протеогликанами. Толщина волокон зависит от числа фибрилл. Коллагеновые фибриллы обладают поперечной исчерченностью — чередованием темных и светлых участков с периодом повторяемости 64—70 нм. В пределах одного периода находятся внутренние 7 полосы (вторичные) шириной 3—4 нм. Основное вещество – это студнеобразная среда, заполняющая пространство между клетками и волокнами соединительной ткани.

Показатель преломления коллагеновых волокон находится в пределах 1.44 – 1.47, а

показатель преломления основного (базового) вещества – 1.33 – 1.36. Поэтому, исходя из

описания строения биоткани, можно сказать, что она обладает оптической анизотропией,

обусловленной анизотропией формы.  А наличие хиральных молекул в составе

биотканей (оптически активные белки  (обладающие двойным отрицательным лучепреломлением), или метаболические вещества, поступающие в ткань, такие как глюкоза) приводят к проявлению не только линейной, но и круговой анизотропии биоткани. Однако для физических условий и для сильно рассеивающих биотканей круговая анизотропия в оптических характеристиках не проявляется. По свойствам оптической анизотропии различные типы биоткани можно разделить на три группы: а) изотропные, 2) показывающие свойства одноосных кристаллов, 3) показывающие свойства двуосных кристаллов. 

Следует отметить, что оптическая анизотропия мышечной ткани, вены и аорты

обусловлена сильным упорядочением рассеивающих свет структурных элементов, а

    патологические ткани не обладают анизотропными оптическими свойствами.   Это связано в первую очередь с тем, что при развитии патологии плотная упаковка коллагеновых волокон и их ориентации нарушается.

 Изотропные: саркома, меланома, аденокарцинома, плазма крови больного раком в независимости от стадии рака.    Одноосные  кристаллы: роговица, мышцы,  вены, аорта, хрящи. Двуосные: склера,  сухожилия.

Измерение показателей преломления биотканей и отдельных ее компонентов является

одной из актуальных задач оптики биотканей. Такие исследования ведутся сравнительно

давно, однако нельзя сказать, что в литературе можно найти достаточно полную

информацию даже о среднем значении показателя преломления отдельных биотканей n .

Согласно данным, значения n для многих биотканей лежат в диапазоне 1.335 - 1.620 для

видимого света, например, для рогового слоя кожи n =1.55, для эмали зуба 1.62, а для

поверхности хрусталика - 1.386. Следует отметить, что результаты in vitro и in vivo_

измерений n могут существенно отличаться, например, для брыжейки крысы in vitro

измерения дают n =1.52, а in vivo только 1.38. Это означает, что рассеивающие свойства

живой и препарированной ткани могут существенно различаться.  Это предопределено тем, что в живой ткани присутствует собственное свечение. Согласно моей теории, клетка и собственно протеины и вода находясь в аллотропном состоянии  обладают свечениеми “лазерным” механизмом направленным на регулировку биохимических механизмов. Для многих биотканей оптические свойства, в том числе и показатель преломления, определяются содержащейся в биоткани водой. Значения показателя преломления воды в широком диапазоне длин волн 0.2 - 200 мкм таковы, для λ = 0.2 мкм n = 1.396, 0.5 мкм - 1.335, 2.8 мкм - 1.142, 3.5 мкм - 1.400, 10 мкм - 1.218, 200 мкм - 2.130. Эти значения говорят о том, что вода в разных тканях разная и обладает разными физическими и химическими  свойствами.

Для отдельных частей клетки значения показателей преломления на λ = 900 нм могут

быть оценены как следующие: среда вне клетки - n = 1.35, цитоплазма - n = 1.37, мембрана

клетки - n = 1.46, ядро - n = 1.39, меланин - n = 1.7.

Измерения показателя преломления некоторых сильно рассеивающих биотканей на λ =

633 нм с помощью волоконно–оптического рефрактометра показывают, что наибольшее

значение n из исследованных тканей имеет жировая ткань (1.455), наименьшее - ткань

легких (1.380) и печень (1.368), а среднее - кровь и селезенка (1.400), мышечная ткань

(1.410) и почки (1.418). Оказалось, что гомогенизация ткани мало влияет на результаты

измерений (изменения не превышают ошибку измерений, равную 0.006),

коагулированная  ткань имеет более высокий показатель преломления, чем нативная

(например, для яичного белка n изменяется от 1.321 до 1.388), имеется тенденция к

снижению показателя преломления при увеличении длины волны света от 400 до 700 нм (

например, для мышечной ткани быка в пределах 1.42 - 1.39), что характерно для

большинства родственных материалов. Эти данные прямо указывают на то, что при разрушении биологических тканей (коагуляции) нарушаются   центры  и плоскости отражения. Как известно у изотропных жидкостей существует два вида симметрии. Если жидкость содержит вещества не имеющих стереоизомеров , то она полностью симметрична не только по отношению к повороту на любой угол вокруг любой оси, но и по отношению к повороту на любой угол вокруг любой оси, но и по отношению к отражению в любой плоскости. Если же жидкость содержит два стереоизомера то жидкость не будет иметь центра симметрии и поэтому не будет допускать и отражений в плоскостях.  Поэтому можно предположить о переходе за счет изменения структуры связанное с водными молекулами, либо трансформации в одну изомерную форму.  И этот феномен доказывает, что в живой ткани происходит вихревое перемещение жидкостей. Доказательством тому служит сообщение о «затемнении» в жидких кристаллах при вихревом движении, и наличии вихревого электрического поля в живой ткани, а  следовательно и  «нарушении» анизотропии по сравнению со стационарными жидкостями изучаемыми биологами. Анизотропия очень хорошо проявляет себя в аллотропной фазе при конденсации белка на адгезивной поверхности.  

На основе современных представлений о морфологической природе таких оптически

активных биотканей, как, например, костная и мышечная ткань, их структуру можно

полагать мультифрактальной. Основными компонентами этих структур являются

коллагеновые волокна, костные трабекулы (совокупность минерализованных волокон

коллагена), а также пучки ориентированных в пространстве волокон миозина. Такие

биофракталы обладают схожими кристаллооптическими свойствами – наличием

двулучепреломления и преимущественной ориентацией волокон, формирующих

направление оси наибольшей скорости. Это позволяет моделировать их свойства как

детерминированную совокупность оптически одноосных кристаллов.

Поликристалл отличается от монокристалла  тем, что состоит из множества разноориентированных мелких монокристаллов. Свойства поликристалла обусловлены свойствами, состоянием его кристаллических зерен, их среднего размера, строением межзеренных границ. Если размеры зерен малы, а сами зерна ориентированы хаотически, то в поликристалл не проявляет анизотропию.Если в поликристалле есть преимущественно кристаллографическая ориентировка зерен, то он обладает анизотропическими свойствами.

     Почти все материалы, за исключением монокристаллов, являются в том или ином

смысле неупорядоченными. Фрактальная геометрия количественно учитывает

случайность и поэтому позволяет характеризовать такие случайные системы, как

полимеры, коллоидные агрегаты и пористые материалы. Качественной особенностью

фрактальных объектов является присущая им инвариантность основных геометрических

особенностей при изменении масштаба (таких, как изменение увеличения в микроскопе).

Поскольку многие типы биотканей обладают пространственным самоподобием,

фрактальный анализ является мощным средством их исследования. Фрактальные свойства

рассеивающих систем сильно влияют на рассеяние ими света. Одна и та же масса частиц

может давать небольшое рассеяние в плотном кластере и значительно большее рассеяние

во фрактальном кластере. Наиболее яркие проявления фрактальной структуры при

рассеянии имеют место в случае многократного рассеяния. Особенности многократного

рассеяния на фракталах обусловлены медленным спаданием корреляции плотности

частиц. Фрактальные эффекты в многократном рассеянии проявляются уже при рассеянии

на фрактальных кластерах с размерами меньше длины волны. Статистическое

самоподобие подразумевает, что объект образован блоками с внутренней статистической

регулярностью, описываемой степенным законом. Структуры биоткани можно

представить в виде мультифрактала, сформированного различными типами фрактальных

образований. Для костной ткани основными фрактальными элементами являются

трабекулы (образования с плоской укладкой минерализованных волокон) и остеоны

(области со спиралеобразной ориентацией волокон с углами подъёма от 30 до 60°).

Указанные типы фракталов образуют архитекстоническую мультифрактальную сеть.

Геометрические размеры биофракталов достаточно велики (100–1000 мкм). Во многих

случаях фрактальная геометрия даёт ключ к пониманию особенностей светорассеяния

таких объектов.   На примере роговицы предложена оптическая модель биоткани, представляющая собой многослойную анизотропную систему, число слоёв которой равно числу ламелей (пластин). Ламели расположены параллельно поверхности роговицы. Каждая ламель состоит из коллагеновых волокон, окружённых базовым веществом. В пределах каждой ламели волокна ориентированы параллельно друг другу и плоскости ламели. Поэтому под ориентацией ламели принимается ориентация её оси – линии, параллельной осям образующих её волокон и пересекающую выделенную нормаль к поверхности образца биоткани. Так как любая биоткань в простейшем случае может быть представлена двух компонентной системой, одна из компонент которой имеет протяженную форму, то такая система имеет оптическую анизотропию, обусловленную анизотропией формы и только рассеяние на достаточно больших структурах полностью может быть объяснено флуктуациями плотности. С другой стороны есть ткани, в которых существенную роль должны играть флуктуации ориентации, и в первую очередь к ним следует отнести костную ткань. Вместе с тем рассеяние света в мышечной ткани,  обусловлено в большей степени флуктуациями плотности. Таким образом, следует сказать, что рассеяние света в биоткани обусловлено не только флуктуациями плотности, но и флуктуациями ориентации структурных образований биотканей.

Большинство биотканей является анизотропными структурами, проявляющими

оптические свойства, схожими с оптическими свойствами нематических жидких

кристаллов. Жидкие кристаллы представляют собой промежуточное состояние между изотропными жидкостями и твердыми кристаллами, обуславливая особенными физическими свойствами.   Вода так же является жидким кристаллом… Их можно применять для лечения рака и других заболеваний!

Таким образом рак помог приоткрыть завесу тайны над  происхождении  органичнской жизни на Земле… А  используя знания тибетской медицины и кристаллографии можно утверждать,  что новая медицина основанная на этих знаниях не заставит себя долго ждать… Возможно настанет тот великий день объединения,  день когда знания агрессивной,  молодой западной медицины и мудрой древней восточной медицины сольются в  триединое и гармоничное целое!  Надо взять на вооружение знания  которые помогут человеку жить в гармонии с природой. Например:   Статистика показывает, что в полнолуние растет число дорожно-транспортных происшествий, тяжелых преступлений, немотивированных ссор и хулиганских выходок. Лекарства, принятые в полнолуние, действуют сильнее и в то же время активнее проявляют свое побочное действие. Спиртные напитки в полнолуние категорически противопоказаны, маленькая рюмка спиртного может обернуться большой бедой: именно в полнолуние человек охвачен жаждой "деятельности". Поэтому свадьбы и другие празднества лучше не приурочивать к полнолунию. Сильное влияние оказывает и новолуние. В новолуние снижается жизненная активность, ослабляется иммунитет, происходят изменения в поведении. В новолуние и несколько следующих за ним дней чаще происходят обострения болезней, связанных с движением жидкостей в организме (кровоизлияния, инфаркты, приступы болезней органов брюшной полости и т.п.).

Новолуние особенно сильно действует на мужчин, а полнолуние – на женщин.

Действие новолуния и полнолуния усиливается во время затмений. Солнечное (периодически наступающее в новолуние) сильнее влияет на физическое состояние человека, а лунное (происходящее в полнолуние) – на психику. Действие затмения ощущается целый месяц: 15 дней до и 15 после затмения, активнее всего – в пределах плюс-минус 5 дней от даты затмения. Многие биологические ритмы человека хорошо соотносятся с фазами Луны. Нормально развивающиеся менструации обычно начинаются в ту фазу Луны, при которой родилась женщина. Часто они сдвигаются в сторону новолуния или полнолуния. Средняя продолжительность беременности – 10 лунных месяцев (по 28 дней). Есть наблюдение, что если зачатие происходят в течение 12 дней до полнолуния, высока вероятность рождения мальчика.

Так же замечено, что лунные циклы оказывают заметное влияние на пожилых людей, особенно в возрасте 61-62 лет – это один из критических возрастов человека. Именно поэтому буддисты рекомендуют “продлевать “ жизнь после 62х лет! Эпифиз являясь частью организма,  так же подвержен влиянию фаз Луны, как и циркадным циклам. Мы являясь частью цинозов и пространства  взаимовлияем друг на друга… Поэтому изучая пространство, кристаллографию, нумерологию, микробиологию, цитологию и гистологию мы шаг за шагом движемся к истине в познании живой природы и гармонии мира… «Аксиома – очевидное утверждение, не требующее экспериментальной проверки и     не имеющее исключений.

Постулат – неочевидное утверждение, достоверность которого доказывается только экспериментальным путем или следует из экспериментов.

Гипотеза – недоказанное утверждение. Теория –доказанное утверждение».  Мы только в начале пути бесконечного познания, и не далек тот день когда Природа откроет нам свои тайны, лежащие на ладони…   

Доктор Кутушов М.В.