Лечение рака щитовидной железы

В нелинейной медицине анатомия, физиология, патологическая физиология и лечение выглядят несколько иначе чем в современной медицине. Приводим пример, как начинается диагностика и лечение рака. При первичном обращении делают УЗИ, КТ, гастроскопию, колоноскопию и т.д. Врач ставит предварительный диагноз –опухоль. После этих исследований практически точно ставится диагноз- рак. Для дифференцированного диагноза (верификации) необходимо взять биологический материал из опухоли или метастаза. Онкологи знают, что эта манипуляция опасна в плане метастазирования и кровотечения. Это вынужденная мера. Существующая онкология пользуется биопсией ввиду того что до настоящего времени не было точной диагностики. Сейчас такая возможность появилась. Это прибор МЭТСИС , работа которого основана на принципе биорезонанса, но с применением эффекта определения уровня анизотропии здоровых и раковых тканей. Процедура диагностики не инвазивная, и быстрая. Для безошибочной диагностики достаточно всего 10 секунд. Оператор прикасается к ладони исследуемого специальным щупом и стрелка прибора безошибочно указывает, есть рак или его нет. 

Известно, что при взятии биоптата, после извлечения перфоратора (иглы) тромбогенный и онкологический материал, частицы раковых клеток свободно распространяются в ближайшие ткани и по всему организму. Пациент при этом находиться беззащитным перед будущими метастазами в течение длительного времени. Как ни странно, врачи ни в чем не виноваты. Так принято. Без гистологического заключения невозможно подобрать щадящую, эффективную и не токсичную химиотерапию. Звучит странно, но применять «химию» без цитогистохимического теста не эффективно и бессмысленно. Это в корне неправильная тактика, нотакой подход к лечению раковой опухоли вынужденный. Так принято в современной онкологии и научной парадигме. В нелинейной медицине биопсия ни к чему. Достаточно диагноза опухоль злокачественная или нет. Рассмотрим пример, что бы произошло если бы пациентка после биопсии продолжила лечение в официальной онкологии. Привожу пример пациентки Ф. А. 18 лет, с раком щитовидной железы. 

После пункции опухоли в правой доле щитовидной железы поставлен диагноз: папилярноклеточнаяаденокарцинома щитовидной железы. Предложена операция – тотальная тиреоидэктомия и химиотерапия, последующей пожизненной заместительной терапией (эутераксин). ОТ ПРЕДЛОЖЕННОГО ЛЕЧЕНИЯ ПАЦИЕНТКА КАТЕГОРИЧЕСКИ ОТКАЗАЛАСЬ. С помощью МЭТСИС были подобраны индивидуальные препараты из нелинейной медицины. После внутривенного введения препарата НМ 2 (фиолетового цвета) от опухоли вниз до ключицы под кожей проявились фиолетовые «ручейки». Это прокрасились пути метастазирования: правополяризованные протеины и химерные белки, проводники метастазов раковой опухоли. После двух недель лечения ручейки истончились и исчезли совсем. Постепенно по ходу лечения и сама опухоль исчезла. Проведенные конвенциональные исследования(сцинтиграфия, КТ и УЗИ) не показали наличие опухоли и метастазов. Пациента здорова и жалоб не предъявляет. Теперь рассмотрим что бы произошло если бы она согласилась на официальное лечение. Во-первых онкологи взятием биопсии уже раскидали метастазы. И только благодаря нашей терапии их успели уничтожить. Во-вторых, хирург удаляя щитовидную железу оставил бы метастатические «ручейки»! Это будущий рецидив и обширное метастазирование! Что означало бы медленную и мучительную смерть… Онкологи могут возразить, и частично они правы, химиотерапия возможно убила бы эти мелкие метастазы. Но синдром множественной устойчивости опухолевых клеток к химиотерапии, говорит сам за себя… Это принятие желаемого за действительное. В реальности лечит рак только нелинейная медицина.

Доктор Кутушов М.В.

Полная версия для печати и чтения.